Главная / Новости / Интервью с президентом банка «Югра» Алексеем Нефедовым

Интервью с президентом банка «Югра» Алексеем Нефедовым

— Один из приоритетных проектов российских властей — это поддержка малого и среднего бизнеса (МСБ). Если говорить объективно – насколько кредитным организациям сегодня интересен этот сегмент?

— Сегодня происходит падение интереса к кредитованию со стороны малого и среднего бизнеса. Это не только статистика «Югры», а тенденция, затронувшая все российские банки. Так, по оценкам экспертов, в минувшем году корпоративное кредитование в номинальном выражении сократилось более чем на 9%. Разумеется, определенное влияние на негативную динамику оказали отрицательная валютная переоценка и ужесточение требований Центробанка к качеству заемщиков. Однако локомотивом регресса стал новый взгляд клиента на кредитование: несмотря на рекламу и заверения, что бизнес должен непременно расти, предприниматели стали более осмотрительно подходить к масштабированию бизнеса. Одни останавливаются, достигнув определенного уровня; другие с опасением относятся к программам банковского финансирования, поскольку те предусматривают кредитование под залог. Наконец, ряд перспективных бизнес-идей, например, в области IT, big data, облачных сервисов, попросту не могут быть финансированы в рамках традиционных кредитных программ – у них нет ни оборудования в залог, ни серьезных финансовых поручителей, ни порой, бизнес-плана. И таких компаний с каждым днем становится все больше.

Николай Галкин/ТАСС

Президент банка «Югра» Алексей Нефедов

Поэтому, сегодня банкам нужно осваивать два пути. С одной стороны, двигаться в сторону персонализации кредитных продуктов, «подгоняя» условия под конкретного клиента. С другой – разрабатывать некие универсальные «коробочные» решения, из числа быстрых и низкорисковых кредитов.

Мы готовы к выполнению этих задач, но тут нужно понимать, что банки ограничены в свободе действий, в частности, в вопросе ставок и рисков, которые финансовая организация может принять на себя. Разумеется, государство и регулятор предпринимают определенные шаги в этом направлении – так, с апреля ЦБ намерен смягчить требования к банкам — кредиторам малого и среднего бизнеса, изменив критерии для льготного коэффициента риска на 0,5% от капитала. И хотя для качественного изменения ситуации на рынке кредитования этого явно недостаточно, стоит признать, что инициатива ЦБ окажет положительное влияние на перспективы сотрудничества банков с МСБ.  

Кредитование МСБ на рыночных условиях, без специальных программ, остается для банков достаточно рискованным.

— Какая сейчас доля МСБ-портфеля у «Югры»? Можете дать оценку перспектив развития сектора? Насколько данный сектор значим для банка?

— У нас доля МСБ всегда составляла порядка 40-50%. На этом уровне она остается и по сей день. Сейчас мы стараемся больше концентрироваться на компаниях среднего сегмента – он представляется нам более перспективным с точки зрения риск-доходности. Мы не акцентируем внимание только на привлечении новых компаний. Одной из основных задач банка является развитие существующих клиентов, которые готовы масштабировать свой бизнес. Банк предлагает предприятиям комплекс продуктов и услуг, включая финансовую поддержку на всех этапах развития бизнеса и профессиональный консалтинг — финансовые и юридические консультации, помощь в подготовке бизнес-планов и стратегий развития, оценке рисков. Также для многих компаний мы выстраиваем системы овердрафтного кредитования.

Многие коллеги могут скептически относиться к малому бизнесу, однако наш банк придерживается другого мнения — малое предпринимательство действительно огромный и потенциально интересный сегмент, который требует более внимательного, индивидуального подхода. Надеемся, что этот сектор станет для «Югры» существенной базой развития и точкой роста.

— Расскажите немного о том, что происходит в самой «Югре». Каковы ваши основные источники роста?

— Есть два ключевых момента. Первый — стабильный поток процентных доходов, которые формируют существующий портфель активов банка. Он остается таким на протяжении долгого времени, чему мы, естественно, рады. Второй момент — цена привлекаемых банком кредитных ресурсов: сейчас они обходятся дешевле, чем год или два назад. Это дает нам возможность получать дополнительную прибыль и формировать операционный доход.

Если говорить про точки роста открытого рынка, то рынок потребления физических лиц не растет, и мне кажется, что процесс оптимизации расходов будет проходить и дальше. Люди будут продолжать от чего-то отказываться. Значит, в таких отраслях, как производство и торговля товарами народного потребления, обороты несколько снизятся, что создаст определенные точки напряженности.

Мы ожидаем, что государство дополнительно простимулирует рынок ипотеки. За этим последует оживление сопутствующих строительству отраслей — производства стройматериалов, отделочных материалов и оборудования.

— Из чего формируется структура текущих доходов банка?

— Основными элементами в структуре текущих доходов банка являются процентные доходы. Но мы, как и многие другие кредитные организации, стараемся поднимать комиссионную составляющую за счет обслуживания клиентов. Это залог будущего успеха, потому что фондирование клиентов не всегда может быть главной доходной частью. То есть, надо заниматься операциями, которые интересны клиентам, которые требуют к себе дополнительное внимание, в т.ч. структурированием крупных сделок.

— В прошлом году банк «Югра» получил согласование от ЦБ на увеличение капитала за счет субординированного займа на $100 млн. Также сообщалось, что вы можете привлечь 6 млрд руб. в начале года. Какая ситуация на сегодняшний день?

— Мы занимаемся этим вопросом на протяжении нескольких лет. Большую поддержку оказывают акционеры, поэтому в банке постоянно происходят изменения. Как раз сейчас, например, идет процедура дополнительной эмиссии в пользу нашего основного акционера – компании «Родомант».

Что касается увеличения капитала банка за счет субординированного займа на $100 млн, рассчитываем, что это произойдет в первой половине текущего года.

— Вернемся к малому бизнесу, помимо банков и других финансовых структур существует ли поддержка малого и среднего бизнеса на государственном уровне? Какую для МСБ вы видите со стороны государства?

— Крайне популярной на сегодняшний день стала программа «Шесть с половиной», в рамках которой идет фондирование со стороны Центрального банка. Программа действительно очень интересна, но у нее существует строгий лимит со стороны государства по минимальной сумме. Эти ограничения не всегда дают возможность охватить полный спектр заинтересованных лиц – я говорю о тех, кому нужны заявки на меньшие суммы.

С другой стороны, у подразделений Корпорации по развитию МСП есть свой банк, который предлагает определенные форматы и возможности получения финдирования финансовыми структурами для дальнейшей трансляции компаниям МСП.

— Что, по-вашему, можно еще сделать, чтобы способствовать росту предпринимательства в стране?

— В первую очередь, нужно уменьшить стоимость денег и снять определенные бюрократические препоны, то есть пойти навстречу рынку, в том числе и банкам, с точки зрения оценки риска. Если риск-менеджмент будет серьезно зажат по этим программам, это де-факто снизит их эффективность.

Сегодня, к сожалению, возникает еще одна проблема — предпринимателям сложно разобраться в юридических аспектах ведения бизнеса. Поэтому юридические и финансовые консультации много лет подряд удерживают пальму первенства у представителей малого и среднего бизнеса. Предпринимателей интересует участие в государственных программах финансовой поддержки, возможность получения субсидий, грантов, сотрудничество с фондами содействия кредитованию. Наконец, им нужна помощь в составлении бизнес-планов и заявок на получение кредитов или субсидий, помощь в подборе банковских продуктов и информирование о льготных программах кредитования. Понимая потребности бизнеса, в прошлом году банк открыл первый в России многофункциональный центр для МСБ, где предприниматели могут не только получать финансовые услуги, но и консультации юристов, налоговых консультантов, услуги нотариусов и других специалистов. Первый центр для бизнеса был открыт в Москве, в планах – экспансия в Санкт-Петербург и далее в остальные города присутствия банка.

— А если обратиться к современным сервисам кредитования бизнеса, наподобие краудфандинга? Могут ли они составить конкуренцию банкам?

— Всего несколько лет назад взаимное кредитование расценивалось участниками рынка в лучше случае как безнадежная идея, в худшем – как очередная финансовая пирамида. Однако время доказало эффективность краудфандинга в развитии стартапов. Речь, прежде всего, идет о бизнесе в сфере IT-технологий и уникальных бизнес-ниш, не связанных с реальным сектором экономики, для которых не подходят традиционные кредитные инструменты – о них я уже говорил, отвечая вопрос о привлекательности МСБ для банков.

Однако эффективный для современных проектов краудфандинг не смог хорошо зарекомендовать себя в решении рутинных задач кредитования. Поэтому для большинства компаний сотрудничество с банком остается наиболее продуктивным и предсказуемым.

В целом, я положительно отношусь к современным сервисам кредитования, ведь, в конечном счете, мы преследуем одну и ту же глобальную цель – развитие бизнеса во благо экономики страны.

— Сейчас правительство и ведущие банки обсуждают идею отказа от расчетов наличными платежами. Как вы думаете, Россия готова к таким переменам?

— В крупных городах, где степень проникновения POS-терминалов и банковских карт крайне высока, можно говорить о возможности уменьшения оборота наличных. Во всяком случае, в том, что касается крупных покупок, большая часть которых и так оплачивается либо через банковские счета, либо с помощью пластиковых карт.
В небольших городах и населенных пунктах полный отказ от наличных денег пока невозможен – для этого требуется подготовить всю необходимую инфраструктуру.

— Отказ от наличных нужен, видимо, чтобы вывести средства из «теневого» сектора или же есть другие причины?

— Да, повсеместное введение безналичного расчета преследует цель «обелить» до сих пор находившиеся в тени сделки. Также это позволит более эффективно контролировать расходы и незадекларированные доходы населения. Кроме того, широкое внедрение безналичных расчетов положительно скажется на бизнесе за счет снижения стоимости банковского обслуживания.

Конечно, большую роль в формировании культуры безналичных расчетов может сыграть развитие национальной платежной системы «Мир», которая буквально полтора года назад начала функционировать в России. Принимая во внимание то, что в среднем российский рынок безналичных платежей растет на +20% ежегодно, мы прогнозируем постепенный переход на безналичные расчеты в ближайшие пять лет.

Источник: http://www.gazeta.ru/business/2017/03/18/10582079.shtml

Интересное

Дональд Трамп поможет сэкономить банкам $12 млрд в год

Президент США Дональд Трамп пообещал сократить ставку корпоративного налога до 15%, хотя республиканцы из Палаты …