Главная / Дизайн / Можно возразить: да ведь Михаил Юрьевич с детских лет восхищался своими иноземными предками

Можно возразить: да ведь Михаил Юрьевич с детских лет восхищался своими иноземными предками

Можно возразить: да ведь Михаил Юрьевич с детских лет восхищался своими иноземными предками. Тут и благородный испанский гидальго Lerma (именно так – латиницей – он подписывался в юности), и шотландский бард Лермант (отсюда другая подпись: М. Лерманттов). А еще – байронизм и какой-то средневеково-германский демонизм. Старание, как остроумно заметил историк В. Ключевский, «казаться лейб-гвардии гусарским Мефистофелем». Добавим, именно ему принадлежат лучшие переводы стихотворения Гёте («Горные вершины…») и Гейне («На севере диком…»). В этом нетрудно убедиться, сравнивая версии других поэтов.

Но ведь в том-то и дело, что таковы его переводы на русский язык. Западноевропейская культура, усвоенная Лермонтовым, не сделала его чужаком в отчизне. Достаточно обратиться к его стихотворению «Родина». Тут все правда, с которой согласится любой, кто считает Россию и русскую культуру родными для себя.

  • Люблю отчизну я, но странною любовью!
  • Не победит ее рассудок мой.

Верно, то любовь сердца, не ума. И кому не приходилось:

  • Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге,
  • Дрожащие огни печальных деревень.

А теперь вспомните: какие стихотворения Пушкина стали народными песнями? Назвать трудно. А у Лермонтова – «Выхожу один я на дорогу» и «Бородино». Это вовсе не означает, будто Лермонтов народнее Пушкина. Подобные сравнения, конечно, бессмысленны. Просто, в поручике-гусаре было больше от Максима Максимовича, чем в камер-юнкере, хотя оба были гениальными поэтами…

Лермонтов признавался, что рано стал взрослым. Но не менее верно и то, что он не переставал оставаться юношей. В нем соединились три возраста. А еще присутствовало в нем ощущение не только низменно-земной, но возвышенно-небесной природы человека.

«Метеор. Из космической материи, вовсе не земной» – так написал о нем писатель-философ В. Розанов. Хотя теперь мы хорошо знаем, что земная материя та же, что и космическая. Но ведь есть и духовный космизм; есть мечта – или память? – о мире великолепном, чистом, прекрасном. И никто, быть может, не выразил это лучше, чем юноша Михаил Лермонтов:

  • По небу полуночи ангел летел,
  • И тихую песню он пел;
  • И месяц, и звезды, и тучи толпой
  • Внимали той песне святой.
  • Он пел о блаженстве безгрешных духов
  • Под кущами райских садов;
  • О боге великом он пел, и хвала
  • Его непритворна была.
  • Он душу младую в объятиях нес
  • Для мира печали и слез;
  • И звук его песни в душе молодой
  • Остался – без слов, но живой.
  • И долго на свете томилась она,
  • Желанием чудным полна;
  • И звуков небес заменить не могли
  • Ей скучные песни земли.

Интересное

Сам он высказался так

Сам он высказался так: «Бог знает, какое направление принял бы его характер (речь идет о …