Главная / Дизайн / В эти годы он не терял времени зря;

В эти годы он не терял времени зря;

В эти годы он не терял времени зря; он стал известным проповедником в кругах исмаилитов. Когда в 1078 г. он всё же приехал в Каир, его встречали с почтением. Однако увиденное ужаснуло его. Халиф, коего он почитал, оказался марионеткой. Все вопросы – не только политические, но и религиозные – решал везир.
Возможно, Хасан поссорился со всемогущим везиром. Во всяком случае нам известно, что три года спустя Хасан был арестован и выслан в Тунис. Однако судно, на котором его везли, потерпело крушение. Хасан спасся и вернулся на родину. Злоключения расстроили его, но он твёрдо держался клятвы, данной халифу.
Хасан замыслил сделать Персию оплотом исмаилитской веры. Отсюда её сторонники поведут сражение с мыслящими иначе – шиитами, суннитами и сельджуками. Надо было лишь выбрать плацдарм для будущих военных успехов – место, откуда можно начать наступление в войне за веру. Хасан выбрал крепость Аламут в горах Эльбурса на южном побережье Каспийского моря. Правда, крепость была занята совсем другими людьми, и этот факт Хасан расценил как вызов. Вот тут в первый раз проявилась типичная для него стратегия.
Хасан ничего не доверил воле случая. Он направил миссионеров в крепость и окрестные селения. Тамошний люд привык ожидать от власти лишь худшее. Поэтому проповедь свободы, принесённая странными посланниками, нашла скорый отклик. Даже комендант крепости радушно приветил их, но то была видимость – обман. Под каким-то предлогом он отослал из крепости всех людей, верных Хасану, а затем закрыл за ними ворота.
Фанатичный вождь исмаилитов не думал сдаваться. «После долгих переговоров он снова велел их (посланников) впустить, – вспоминал Хасан свою борьбу с комендантом. – Когда он вновь приказал им уйти, они отказались». Тогда, 4 сентября 1090 г., сам Хасан тайком проник в крепость. Через несколько дней комендант понял, что справиться с «непрошеными гостями» он не в силах. Он добровольно оставил свой пост, и Хасан подсластил расставание долговым обязательством на сумму – в пересчёте на привычный нам валютный курс – более 3000 долларов. С этого дня Хасан не сделал ни шагу из крепости. Он провёл там 34 года – до самой смерти. Он даже не покидал свой дом. Он был женат, обзавёлся детьми, но и теперь по-прежнему вёл жизнь отшельника. Даже его злейшие враги среди арабских биографов, непрестанно черня и пороча его, неизменно упоминали, что он «жил, как аскет, и строго соблюдал законы»; тех же, кто нарушал их, карал. Он не делал исключений из этого правила. Так, он велел казнить одного из своих сыновей, застав его за распитием вина. Другого сына Хасан приговорил к смерти, заподозрив в том, что тот был причастен к убийству одного проповедника.

Интересное

Почему же столько людей, и малых, и старых, готовы были по первому зову отрока-агитатора устремиться в неизвестные края?

Почему же столько людей, и малых, и старых, готовы были по первому зову отрока-агитатора устремиться …